Onegin, dobry moi priyatel’…

Ну вот мы и получили подарок к дню рождения Александра Пушкина — англоязычную экранизацию «Евгения Онегина». О сюжете все наслышаны, пересказывать особого смысла нет.
На фильм я опоздал, и некоторое время громко спрашивал соседей, когда будут стихи. Стихи появились уже “под занавес” — письмо Татьяны и фрагмент письма Онегина. От этого последующие диалоги выглядят еще более бесцветными («Татьяна!» — «Уходите, Евгений!» — «Но я люблю Вас, Татьяна!»), и зрители просто смеются.
Такая «литературность» при просмотре нам, конечно, вредит. Фильм красив, даже — изыскан. Особенно хороши интерьеры загородных поместий русских дворян. Они вполне по-гринуэевски одновременно историчны и нереальны. То же самое можно сказать о костюмах и прическах.
В этих нарядах неожиданно видеть «большеротую» (Слава Курицын) Лив Тайлор (Татьяна Ларина), которая до этого появлялась на экране все больше в джинсах или мини-юбках (клип на папину песню «Crazy», фильмы “Ускользающая красота” и “Армагеддон”).
После фильма можно еще раз порассуждать о загадках русской души. Этим, наверное, и займутся иностранные зрители. Действительно, внешних «моторов драматического действия» вроде тонущего корабля или имущественного неравенства нет. Непонятно тогда — почему Онегин убивает на дуэли друга; отшивает девушку, которая ему нравится; а через несколько лет уже изнемогает от страсти к ней. Им не понять про «лишнего человека», и «русская хандра» — это не ихний spleen. Кто-то может втайне порадоваться, что, несмотря на экономическое отставание, нам — наоборот, — «внятно все»!

Но главное, чтобы абитуриенты после просмотра фильма не решили, что теперь они вполне подготовлены, чтобы писать экзаменационное сочинение про “энциклопедию русской жизни”.

Добавить комментарий